1921

Фотография Берлина 1920-х годов

В начале 1921 года Кляйн оставляет родственников мужа в Ружомбероке (Розенберге) и переезжает в Берлин. Другие психоаналитики также покинули Венгрию из-за усиливающегося антисемитизма — в их числе Шандор Радо, Александер, Шотт и Балинт.

Проведя несколько недель в пансионе в Грюнвальде, Кляйн переезжает в однообразный и скучный район Куноштрассе вместе с шестилетним Эрихом. 17-летняя Мелитта заканчивает учебу в Будапеште, а 14-летний Ханс учится в школе-интернате.

Берлин в это время — процветающий центр психоаналитической мысли. В 1920 году там открылась первая психоаналитическая клиника. Образование аналитиков становится все более строгим и структурированным, с обязательными обучающим анализом и супервизией.

В феврале Кляйн представляет Берлинскому обществу свой первый психоаналитический доклад, о торможении в обучении у «Феликса». Возможно (хотя это вызывает сомнения), «Феликсом» был в действительности ее сын Ханс.

Рисунок, работа одного из детей — пациентов Кляйн

Кляйн публикует расширенную версию своей статьи 1919 года об Эрихе, на сей раз скрыв сына под именем «Фриц».


1922

Кляйн представляет еще один доклад на тему детского анализа на Международном конгрессе 1922 года. На основании этой работы и доклада за предыдущий год ей присвоен статус ассоциированного члена Берлинского общества.


1923

В феврале, став действительным членом Берлинского психоаналитического общества, Кляйн начинает свой первый детский анализ. Тем самым положено начало развитию смелого нового подхода к аналитическому лечению и теории, а также психоаналитической карьере Кляйн. Ее позиции становятся еще крепче, когда Эрнест Джонс публикует в «Международном психоаналитическом журнале» статью Кляйн «Развитие ребенка».

Рисунок, работа одного из детей — пациентов Кляйн

Клейн начинает анализ девочки, которую она в своих заметках называет «Ритой»; ей всего два с половиной года. В ноябре Абрахам, бывший в это время супервизором Кляйн, пишет Фрейду:

В последние несколько месяцев госпожа Кляйн искусно вела психоанализ трехлетнего ребенка и получила хорошие терапевтические результаты. Ребенок обнаружил ясную картину депрессии, тесно связанной, по моему предположению, с оральным эротизмом. Этот случай позволяет нам сделать удивительные открытия в области инстинктивной жизни.

Психоаналитический диалог. Письма Зигмунда Фрейда и Карла Абрахама, 1906–27 [Hogarth Press, 1965], стр. 339.

В личной жизни Кляйн между тем происходит попытка примирения ее с мужем; они переезжают в большой дом по адресу Ауф-дем-Грат, 19, построенный Артуром по возвращении из Швеции в берлинском Далеме.

Фрейд публикует «Я и Оно», свою вторую и окончательную структурную теорию психики, которая становится поворотной точкой в развитии его мысли.


1924

Рисунок цветными карандашами одного из детей — пациентов Кляйн
Рисунок цветными карандашами одного из детей — пациентов Кляйн

Кляйн просит Абрахама взять ее в анализ, мечтая учиться у одного из великих основоположников психоанализа. Идея анализировать берлинскую коллегу вызывает у Абрахама сомнения, но Кляйн удается его убедить. Абрахам приступает к ее лечению в начале 1924 года.

Мелани и Артур в течение нескольких месяцев пытаются спасти свой брак, но отношения между между ними не улучшаются. В апреле их дочь Мелитта выходит замуж за Вальтера Шмидеберга, венского врача и друга семьи Фрейдов; вскоре после этого Мелани оставляет мужа навсегда.

После того, как брак Кляйн распался окончательно, она переезжает в пансион по адресу Аугбвигерштрассе, 17, и борется с Артуром за право опеки над Эрихом.

Спустя шесть месяцев после начала нового анализа Кляйн из Англии прибывает Аликс Стрейчи, которой предстоит сыграть очень важную роль в профессиональном развитии Мелани.

Кляйн приступает к анализу нескольких важных детских случаев — в своих трудах она называет этих детей «Питер», «Рут», «Труда» и «Эрна». Важный доклад, основанный на этих случаях, она представляет Берлинскому обществу 12 декабря.

Рисунок одного из детей — пациентов Кляйн, датированный 25 июня 1925 года

На восьмом Международном конгрессе, состоявшемся в Зальцбурге в апреле, Кляйн читает доклад о технике детского анализа, вызывающий серьезные возражения. Позже этот доклад ляжет в основу второй главы «Детского психоанализа». Вторая встреча Кляйн с Джоан Ривьер кладет начало важной дружбе и профессиональному союзу между ними.

11 октября на первой Германской конференции по психоанализу, прошедшей в Вюрцбурге, Кляйн представляет доклад «Эрна». Тест доклада позднее станет третьей главой «Детского психоанализа». Абрахам заявляет, что «будущее психоанализа зависит от детского анализа»: это заявление имеет огромное значение лично для Кляйн и для психоанализа в целом.

Несмотря на большой энтузиазм Кляйн, ее новые теории не получают всеобщей поддержки. Тем не менее Абрахам, президент Берлинского общества, верит в нее — его мнение имеет большой вес, поэтому противники Кляйн скрывают свою враждебность по отношению к ней.

В сентябре поступает шокирующее известие, что Гермина Гуг-Гельмут, глава Венского детского консультационного центра, убита своим 18-летним племянником Рудольфом. Гуг-Гельмут воспитывала Рудольфа и анализировала его, когда он был ребенком, поэтому ее убийство становится доводом, поддерживающим мнение об опасности детского психоанализа.

Кляйн снова переезжает — на сей раз в квартиру на Йенерштрассе, принадлежащую некоей пожилой женщине. В том же доме живет психоаналитик Хелен Дойч.

17 декабря Кляйн зачитывает свой Берлинский доклад перед Венским психоаналитическим обществом. Он встречает ожесточенное сопротивление.


1925

Карл Абрахам
Карл Абрахам

Аликс Стрейчи в письме к мужу излагает доклад, сделанный Кляйн Берлинскому обществу в 1924 году; 7 января 1925 года это письмо зачитано на заседании Британского общества и вызывает большой интерес. Вследствие этого Кляйн готовится прочитать в Лондоне серию лекций, в чем ее с воодушевлением поощряет Эрнест Джонс. Чета Стрейчи очень помогает Кляйн с организацией визита, переводя ее статьи, совершенствуя ее английский и готовя почву в Британском психоаналитическом обществе.

Весной на уроке танцев Кляйн знакомится с Хацкелем Цви Клотцелем. Он женат, у него есть ребенок. У Мелани начинается роман с Клотцелем, глубоко затронувший ее чувства и жизнь.

В июле Кляйн едет в Лондон читать запланированные лекции, которые проходят в доме Адриана Стивена (брата Вирджинии Вульф) и его жены Кэрин на Гордон-сквер. Она читает по две лекции в неделю в течение трех недель, аудитория находится под глубоким впечатлением от услышанного. Знакомство с Сьюзен Айзекс кладет начало важным и длительным отношениям — профессиональным и личным.

На этот период впечатляющих достижений приходится и большая потеря: в мае заболевает Абрахам, его состояние ухудшается, и на Рождество он умирает. Кляйн провела у него в анализе всего полтора года. Как она напишет позже, прекращение анализа и смерть Абрахама она восприняла «очень болезненно».